Eng

Экспертная онлайн-дискуссия «Как изменение мировых хозяйственных связей влияет на международные финансовые центры и их конкурентные преимущества?»,

Экспертная онлайн-дискуссия «Как изменение мировых хозяйственных связей влияет на международные финансовые центры и их конкурентные преимущества?»,

16 ноября 2020 г.  состоялась экспертная онлайн-дискуссия «Как изменение мировых хозяйственных связей влияет на международные финансовые центры и их конкурентные преимущества?», организованная совместно экономическим факультетом МГУ, МФЦ «Астана» и Институтом национальных проектов. Участники обсудили, каким образом глобальные процессы воздействуют на развитие финансовых рынков и международных финансовых центров (МФЦ) в современных условиях; какие факторы определяют поведение инвесторов, каков баланс спроса на услуги МФЦ и предложения с их стороны; какой может быть траектория развития МФЦ в современных условиях. С докладами выступили директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ, президент Ассоциации независимых центров экономического анализа Олег Буклемишев, президент инвестиционной группы «Московские партнеры», автор телеграмм канала Bitkogan Евгений Коган, главный экономист консалтинговой компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин, главный редактор журнала «Мировая экономика и международные отношения» Андрей Рябов и другие эксперты.

Неизбежным фоном для функционирования финансовых рынков и МФЦ является динамика развития Азиатско-Тихоокеанского региона и политика крупнейших игроков в нем, прежде всего США и Китая. Эксперты полагают, что многоуровневая система различных ассоциаций между странами региона будет определять интерес ключевых игроков к разным финансовым рынкам, в т.ч. для усиления партнеров и ослабления конкурентов. Так, по этим причинам постепенно может снижаться роль Гонконга в силу его все большей зависимости от материкового Китая и рост влияния других юрисдикций, предлагающих привлекательные условия для инвесторов.

Торговые войны последних лет, нарастающий протекционизм с неизбежностью ставит вопрос о соотношении глобализации и растущего национального «эгоизма». Этот вопрос, по мнению экспертов, лишь кажется глобальным, но на деле может быть проблемой разных региональных моделей развития. И страны Юго-Восточной Азии, пусть далеко не всегда и желая этого, находятся в положении, когда не могут позволить себе «экономический национализм», поскольку их экономика в значительной степени ориентирована на экспорт.

Международный контекст накладывается на два других мощных процесса: макроэкономические тренды последнего десятилетия и технологическую революцию, с цифровизацией экономики и общественной сферы, развитием индустрии 4.0 и крупных цифровых платформ. Специфика проекта «цифрового общества», выстраиваемого совместно с цифровым лобби (платформами) и государством (заинтересованном в получении эффективных систем контроля над поведением населения), состоит в том, что по своей сути это эксклюзивный проект, который предполагает неучастие значительных социальных групп в социальном творчестве.

 

 

Происходит это на фоне массовой автоматизации рутинных процедур и фактического вытеснения человека из многих привычных сфер деятельности. Применительно к финансовой сфере это означает несколько важных следствий. Во-первых, в «цифру» переводится большое количество технологий: появление «цифровых двойников» ведет к коммодитизации технологий – финансовому инвестору будет доступна покупка не только акций и облигаций, но и доли в целой технологии производства. Во-вторых, финансовые риски все больше начинают распределяться не вокруг рынков как таковых, а вокруг технологического сегмента: если риски растут, инвесторы вкладываются в одни технологии; если падают, то в другие. И поскольку многие развивающиеся рынки, как правило, не являются источником многих прорывных технологий, то инвесторы начинают обходить их стороной. В-третьих, на финансовые рынки выходят крупных цифровые платформы с миллионами пользователей – они вполне могут конкурировать с международными финансовыми центрами, обеспечивая подлинную глобальность технологического и финансового взаимодействия. Отдельным, и малоизученным, следствием этого является соотношение процессов, скрытых внутри платформ и на публичных рынках, которые находятся сейчас не в лучшей форме. Количество публичных компаний снижается, все больше инвесторов уходят в частные сделки, внутрь платформ, в результате чего общество теряет важную ценность, заключенную в публичных рынках и публичном перераспределении капитала.

 

Если говорить о макроэкономических тенденциях, то эксперты отмечают два ключевых момента: низкие ставки и избыток ликвидности. Это значительно снижает интерес инвесторов к консервативным инструментам и избыточный аппетит к рискам (например розничные инвесторы массово интересуются венчурным финансированием), а на рынках начитают появляться признаки «пузырей». Снижение доходности инвестиций, непрерывные, по сути кризисные, потрясения как минимум с 2007 года и выход на рынки большого числа частных инвесторов оказывают сильное понижательное давление на комиссии и вымывают с рынков консультантов и инвестбанки. Наконец, власти многих стран, стремясь компенсировать выпадающие в результате кризисов, торговых войн и непредвиденных шоков (та же пандемия) бюджетные доходы и растущие по тем же причинам расходы, открыли «охоту на капиталы», в том числе и в офшорах, с целью налогообложения. Это стало большой проблемой для многих МФЦ и офшорных юрисдикций, в том числе потому, что в ситуации подобного давления, роста глобальных финансовых рисков клиенты предпочитают переходить в МФЦ «первого эшелона», предлагающих более широкий набор сервисов и обладающих более надежной репутацией. По мнению экспертов, борьба с «фискальными отклонениями» будет нарастать, наступление на привилегии офшоров продолжатся и на рынке усилится конкуренция со стороны предложения комфортного налогового резиденства.

Обобщая глобальные тенденции последнего времени, эксперты отметили причины, по которым МФЦ в современном мире все же сохраняют актуальность, и направления, по которым они могут развивать свою деятельность. Во-первых, глобальная экономика по-прежнему нуждается в своего рода «нейтральных территориях», где конкурирующие стороны могут договариваться между собой, структурировать те сделки, которые они не могут структурировать публично и т.д. Во-вторых, в мире, безусловно, имеется запрос на аполитичность платформ и площадок, их равноудаленность от всех основных центров силы – для создания комфортных условий для инвесторов, в том числе некрупных и непрофессиональных. Наконец, в-третьих, кризис сберегательного поведения, массовый выход на рынки неквалифицированных инвесторов и дистанционная доступность значительного числа мировых финансовых площадок делает сверхактуальным вопрос о том, что кто сумеет обеспечить надежность, удовлетворить спрос нового массового инвестора и стабилизирует финансовый рынок на неких новых уровнях. Как представляется, международные финансовые центры, имеющие возможности создавать благоприятные сервисные (с широким пакетом услуг, в т.ч. и нефинансовых – с комфортными комиссиями) и резидентные режимы, с одной стороны, и, с другой стороны, обладающие регуляторными полномочиями для формирования конкурентных ниш и рынков для новых продуктов, как раз могут выступить в роли новых точек роста для мировой финансовой системы.


16 November 2020