Eng

Экспертная онлайн-дискуссия «Инвестиции в образование нового типа для развития финансовых и цифровых компетенций граждан»

Экспертная онлайн-дискуссия «Инвестиции в образование нового типа для развития финансовых и цифровых компетенций граждан»

9 ноября 2020 г.  состоялась экспертная онлайн-дискуссия «Инвестиции в образование нового типа для развития финансовых и цифровых компетенций граждан», организованная совместно экономическим факультетом МГУ, МФЦ «Астана» и Институтом национальных проектов.
Участники обсудили развитие моделей образования, которые учитывали бы современные вызовы, с которыми сталкивается социально-экономическая система и общество (цифровизация, пандемия, «поколение Z», трансформация рынков труда), были бы инклюзивны для разных слоев населения и способствовали бы развитию общекультурных компетенций граждан.
С докладами выступили декан экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Аузан, доцент кафедры народонаселения экономического факультета МГУ и профессор департамента экономики РЭШ Ирина Денисова, директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко, доцент кафедры управления организацией экономического факультета МГУ Светлана Щелокова и другие эксперты.

Системы образования сегодня сталкиваются как со стратегическими, так и с ситуативными вызовами: развитием технологий, пандемией, сменой поколений и меняющимися условиями на рынке труда.

Один из ключевых вызовов, по мнению экспертов, связан с тем, что постсоветская система образования, ориентированная на спрос и являющаяся по своей сути «услуговой», не обеспечивают развитие человеческого капитала на уровне, соответствующем запросам общества и экономики (рынка труда) XXI века. Сейчас, чем выше ступень образования, тем заметнее снижение результативности, проседание в различных рейтингах и ухудшение качества услуги. Причина может крыться как в том, что образование – это доверительное благо, качество которого может быть оценено лишь постфактум, так и в том, что вложение в человеческий капитал – это инвестиция, которая должна соответствующим образом управляться. В сфере образования назрела очевидная необходимость в институциональной реформе, которая при этом, несомненно, должна опираться на имеющиеся сегодня преимущества: достаточно сильную начальную школу; несколько десятков сильных, глобально конкурентоспособных университетов; современные частные компании, умеющие работать в России и за рубежом в реалиях нынешнего рынка труда.

Другой вызов связан с обеспечением доступности образовательной услуги с точки зрения равенства возможностей для учащихся, поскольку именно такое равенство позволяет достичь оптимального экономического результата как для индивида, так и для общества в целом. Ситуация с доступностью сейчас неоднозначна. С одной стороны, более 50% тех, кто приходит в школу, доходит впоследствии до поступления в вуз, что является колоссальным социальным сдвигом, произошедшим за последние 30 лет. С другой стороны, качество высшего образования во многих случаях вызывает вопросы и сохраняются барьеры, связанные с ресурсообеспеченностью семьи абитуриента, местом его проживания и развитием коммуникационной инфраструктуры.

Последнее обстоятельство особенно остро проявилось в пандемию коронавируса: многие наблюдатели полагали, что ровно в таких обстоятельствах революция информационных технологий позволит изменить сложившийся (неоптимальный) баланс в равенстве возможностей и даст жителям удаленных районов доступ к качественному образованию. Но выяснилось, что неразвитость цифровой инфраструктуры, отсутствие необходимых устройств и навыков (отчасти так же упирающееся в проблему уровня доходов) ставит группы, которые потенциально могли больше всего выиграть от «цифровой революции», в еще более невыгодное положение.

Яркий пример – положение иногородних студентов в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных «университетских» городах. Из-за пандемии эти учащиеся были вынуждены вернуться  домой, где, как предполагалось, они продолжат обучение дистанционно. Однако с переходом на дистант возникли сложности, так как значительная часть таких студентов пользовалась инфраструктурой вуза (в своем городе или в другом регионе, где они учились) для выхода в «мировую паутину».

Значительное внимание эксперты уделили трансформации системы образования в период пандемии. Констатировав, что сфера оказалась в ситуации, в которой не существует оптимального способа однозначно улучшить качество обучения и его доступность, спикеры обратились к анализу причин такого положения дел. Проблемы, проявившиеся при переходе в дистант, многообразны: это и недостатки инфраструктуры, и методическая неготовность отдельных уровней образования; и отсутствие нормативно-правовой базы, регулирующей дистанционный образовательный процесс в новых условиях; и нехватка опыта и навыков как у учащихся, так и у преподавателей. Но ключевыми представляются следующие факторы.

Во-первых, дистанционное образование совершенно точно не является переносом «обычных» образовательных практик в онлайн. Чтобы получить качественный и «работающий» онлайн-курс, необходимо не адаптировать офлайновые учебные программы, а по сути строить новый, учитывающий как ограничения, так и возможности цифрового формата. Перенос «один в один» офлайна в онлайн невозможен еще и в силу накапливающихся в последние годы тенденций. Это и изменения в потреблении информации (и работы с ней) у «поколения Z», и потеря «классической» образовательной системой монополии на знание из-за развития учебных онлайн-платформ (Coursera и остальные), и сокращение возможностей преподавателя по управлению образовательным онлайн-процессом с использованием современных массовых коммуникационных платформ (Zoom, Teams).

Во-вторых, обострилась задача развития т.н. soft skills, общекультурных компетенций – причем как тех, которые приобретаются в процессе очного, особенно неформального, общения, невозможного сейчас из-за пандемии, так и тех, которые требуются для комфортной онлайн-коммуникации. Эксперты признали всю серьезность этого вызова и рисков, возникающих как для молодого поколения, чьи ценности активно развиваются именно в период ранней взрослости, особенно в процессе обучения в университете, так и для различных программ подготовки управленцев, кадровых резервов, значительная ценность которых для участников заключается как раз в возможности неформальной коммуникации (networking).

Говоря о способах реагирования на текущую ситуацию, эксперты предложили обратить внимание на опыт корпоративного сектора, который столкнувшись со схожими проблемами в организации удаленной работы, в обучении и мотивации сотрудников, предпринял активные действия по адаптации к новой реальности, включая различные гибридные и асинхронные формате взаимодействия, тимбилдинг и психологическую поддержку. Обсуждая популярные в последнее время идеи геймификации образовательного процесса как способа удержания внимания и включенности учащихся (особенно в онлайн-формате), участники отметили, что успех подобных инструментов во многом будет зависеть от наличия методической поддержки преподавателя и внешней мотивации для того, чтобы заинтересовать пользователей. Потенциально полезные кейсы могут быть найдены в системе заочного образования (по факту работающего «удаленно»), хотя эта сфера более других страдает от снижения качества и подмены собственно обучения выдачей формальных свидетельств о его прохождении. Наконец, отдельное внимание стоит уделить стандартам финансирования образования. Согласно нынешним нормативам, бóльшая часть средств, выделяемых на учащегося, направляется сейчас на заработную плату, тогда как смена формата преподавания и выявленные инфраструктурные ограничения явно требуют перераспределения финансирования в пользу условий обучения.


09 November 2020