Краткие сведения о наиболее значимых научных результатах кафедры политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В Ломоносова за 2015 г.

Тема 1. Методологические принципы и системный анализ в современной экономической теории

1. Кафедра продолжила исследования в области методологических проблем экономической теории. Она и сохранила лидирующие позиции в системном подходе к исследованию проблем национальной и мировой экономики. В 2015 году изданы монографии: Экономическая система современной России: пути и цели развития. Под ред А.А.Пороховского/ Экономический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова М, 2015. ISBN 978-5-906783-00-4, 896 с. (48 п.л.); Экономическая система современной России: Анатомия настоящего и альтернативы будущего / Под ред. С.Д. Бодрунова, А.А. Пороховского. Изд. 2-е, перераб. и доп./ Ленанд М, 2015. ISBN 978-5-9710-2183-4, 416 с, (26 п.л.) Системной проблематике посвящены работы профессоров кафедры: В.Н.Черковца, А.А.Пороховского, А.В.Бузгалина, К.А.Хубиева, В.М.Кулькова. обоснован системный подход к исследованию долговой проблемы в рыночной экономике (А.А.Пороховский, К.А.Хубиев).

2. Реактуализации политической экономии в научных исследованиях, учебном процессе и экономической политике посвящены работы А.А.Пороховского, А.В.Сорокина, А.В.Бузгалина, К.А.Хубиева, П.А.Покрытана. Критическое развитие и использование методологии политической экономии лежит в основе создания фундаментального труда «Глобальный капитал» (А.В.Бузгалин, А.И.Колганов) в рамках которого дана новая интерпретация и показано новое содержание базовых категорий рыночно-капиталистической системы, раскрыты новые тенденции и закономерности её развития,  оценка нынешней стадии её развития. Капитальный труд получил широкий отклик среди научной общественности.

3. Кафедра включилась в процесс междисциплинарных исследований. Ведется работа по методологическому обоснованию набирающего силу научного потока, междисциплинарных исследований, в частности, на уровне микроэкономики, что усиливает потенциал научного объяснения экономических «патологий» и преодолевать конфликт разрыва между традиционной теорией и практической реальностью (И.Е.Рудакова, А.А.Раквиашвили).

4. Показано, что развитие междисциплинарного подхода в современной экономической науке не умаляет значение самостоятельного развития всех составных частей экономической теории и отраслевых экономических наук. (А.А.Пороховский).

5. Выявлено, что темпы роста рыночной экономики лишь косвенно влияют на углубление неравенства и дифференциации доходов населения, поскольку даже самые современные технологии без адекватной социальной политики государства не в состоянии снять противоречия между богатством и бедностью, сытостью и голодом. (А.А.Пороховский).

6. На основе результатов критического анализа опыта планирования в ХХ веке в ряде стран Европы и Азии, а также уроков экономики «реального социализма», обоснован вывод о целесообразности «перезагрузки» этого института. Результатом должно стать формирование адекватных для новой экономики механизмов планирования, интегрирующих прогнозирование, форсайты, селективное регулирование и др. в целостные программы экономического развития и задающих «вектора развития» для определенных ограниченных сфер остающейся в целом рыночной экономики. Новые институты планирования предполагают опору на сетевые формы организации субъекта и процесса планирования. (А.В.Бузгалин).

7. Проведено уточнение теоретико-методологических подходов к экономическому росту и развитию.

  Проведено уточняющее сопоставление двух основных направлений экономической теории - универсалистского и почвеннического по следующим критериям: соотношение абстрактного и конкретного, индукции и дедукции в методе исследования; характер действия экономических законов; системы классификации экономических явлений; особенности исследования экономической динамики. В рамках универсалистского направления выделены два подхода - системно-воспроизводственный (каузальный) и функционально-описательный. Проведено их сопоставление на предмет исследования проблематики экономического роста и развития по следующим критериям: методологическая основа, трактовка экономического роста, взаимосвязь натурально-вещественного и стоимостного аспектов роста, структурные аспекты роста, рассматриваемый временной период, эффективность и моделирование экономического роста. Отмечено, что экономический рост в рамках системно-воспроизводственного подхода может быть определен как форма проявления процесса накопления капитала в ходе расширенного воспроизводства, сопровождающаяся увеличением доходов и выпуска, в том числе на душу населения.

Выделены качественные параметры экономического роста.

Представлена систематизация основных подходов к определению и оценке качества экономического роста: структурного, ресурсного, экологического, социального, социально-психологического (подхода с позиций "экономики счастья"). Выделены следующие параметры, по которым можно характеризовать качество роста: структура роста (соотношение между компонентами прироста со стороны совокупного спроса и совокупного предложения), ресурсоемкость роста (соотношение между ростом выпуска и ростом использования первичных ресурсов), социальная результативность роста, оцениваемая как по доходным показателям (рост реальных доходов на душу населения, параметры неравенства в распределении доходов), так и по недоходным показателям (демографические характеристики (рождаемость, смертность и др.), показатели образования и здоровья населения, показатели жилищных условий населения, прочие показатели - свободное время, социальные взаимоотношения, состояние окружающей среды и др.).

Указанные результаты представлен в публикации:

1) Теняков И.М.. Современный экономический рост: источники, факторы, качество. Экономический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова Москва, 2015.

Уточнена специфика макроэкономических измерений в информационную эпоху.

Уточнен ряд особенностей макроэкономических измерений в информационную эпоху на примере американской и российской экономик. Показано влияние "вмененных показателей" (например, вмененной ренты) на величину и динамику ВВП. Отмечено, что отсутствие четкой дифференциации между трансфертом и услугой в информационном обществе позволяет получить прирост показателя ВВП за счет включения в него любых форм движения финансовых средств, если их можно трактовать как форму оплаты за оказанные услуги. (И.М.Теняков).

8. Разрабатывается тема экономического роста. Особенность подхода состоит в исследовании «ненаблюдаемых» факторов, внешне не относящиеся к экономическим феноменам, таких, как психологические факторы (мотивационные, ожидания, доверие), социальные (принципы нерыночного взаимодействия,  понимание социальной справедливости), культурные (общие ценности) в непосредственный предмет экономической теории, превращение их в центр теоретических обоснований общественного обмена. Выявлено особое значение социального капитала, соединяющего в себе многие стороны этих явлений. (И.Е.Рудакова).

Проведен поиск причин и эмпирических обстоятельств деградации науки и образования в России, предпринята попытка определить основные моменты анамнеза разрушения школы в России за  годы рыночных реформ. Приведены аргументы в пользу того, что классическая институциональная теория дает возможность получить ответ на вопрос. Обосновано положение о том, что «наука есть форма коллективного действия во взаимоотношениях разума людей и природы».

9. Все статьи и выступления были направлены на разработку приоритетного направления «Развитие экономической теории на основе системного анализа и формирование российской модели инновационной экономики» и кафедральных тем госрегистрации «Методологические принципы и системный анализ в современной экономической теории» и «Методологические, теоретические и практические проблемы формирования российской экономической модели». С позиций междисциплинарного подхода разрабатывалась проблема «общей экономики».

«Общая экономика» - новая научная и учебная дисциплина -  аналог «общей химии», «общей физики». «Общая экономика» – альтернатива «смены парадигм» с непременным «разоблачением» предыдущих (от политэкономии к экономикс, от экономикс к новой политэкономии и т.д.).  Равняясь на естественные науки, «общая модель» не претендует на создание новых парадигм, а предполагает нахождение общего основания уже существующих. (А.В.Сорокин).

10. В ходе работы исследована проблема генезиса профессиональной экономической науки в России в течение 19 века. В когнитивном плане это выражалось в том, что в экономических учениях нарастала доля "экономического анализа", которая поднимала становящуюся науку над уровнем здравого смысла и различными проявлениями "экономической мысли". В институциональном аспекте показано, что хотя кафедры экономики по-прежнему были в составе юридических факультетов, их штат и число профессорских позиций росли, расширялась тематика университетских курсов, возникали специальные экономические журналы, формировались научные школы. Важную роль играла система зарубежных стажировок, что укрепляло научные связи российских ученых с европейскими коллегами и способствовало формированию устойчивого научного сообщества.

Осуществлялось изучение методологических концепций российских экономистов разных школ, а также их идеологических предпочтений. Анализ работ отечественных ученых, а также множества работ немецких, английских и французских экономистов, переведенных в России в конце 19 в. показывает, во-первых, что ранее существенно завышалось влияние марксизма на развитие отечественной экономической науки, во-вторых,  ошибочность взгляда, что российские экономисты указанного периода ориентировались в основном на немецкую историческую школу. В этом плане изучена адаптация многими российскими экономистами результатов "маржиналистской революции", произошедшей в экономической науке в 1870-х гг. Переход от трудовой теории стоимости к теории предельной полезности привел к тому, что "политическая экономия" стала пониматься как прошедший этап, замещаемый новым типом "экономической науки" Результатом генезиса российской экономической науки стал спектр направлений и научных школ, имеющих различные истоки, методологические и концептуальные предпочтения, связи с различными направлениями западной экономической науки. В течение года в этом плане собран значительный материал по персональному составу основных российских экономических школ и направлений: экономико-математической школы, исследований экономических циклов, российской экономико-статистической школы, направлений в аграрной экономике, исследований российской экономической истории. (И.В.Филатов).

11. Курс макроэкономики, представленный авторами как совокупность научных исследовательских программ, среди которых выделяются: неоклассика, кейнсианство, неоклассический синтез, монетаризм, новые классики и новые кейнсианцы, имеет ряд конкурентных преимуществ перед стандартным курсом и дает новые возможности исследователям-теоретикам, предпринимателям-практикам и студентам, изучающим экономическую теорию. (А.А.Никифоров, О.Н.Антипина, Н.А.Миклашевская).

Тема 2. Методологические, теоретические и практические проблемы формирования и развития российской экономической модели

1. В 2015 году продолжено исследование основной темы, посвященной экономической системе России. Концептуальной платформой современного этапа исследований является признание того, что независимо от того, завершился или не завершился переходный период, экономическое и социальное устройство формирует свою целостность, преодолевая процессы фрагментации, характерные для 90-х годов. Становящаяся система неоднородна, даже многоукладна в технологическом и экономическом смысле, противоречива и неустойчива. С позиций системной целостности ведутся исследования кризисных тенденций и поиск путей устойчивого развития. В этом направлении проводились конференции и круглые столы, посвященные факторам роста и торможения российской экономики; реиндустриализации, основанной на инновационном развитии; научному обоснованию структурной перестройки; выработке и реализации новой промышленной политики, практической реализации закона о стратегическом планировании. (А.А. Пороховский, В.Н.Черковец, В.М.Кульков, А.В.Бузгалин, К.А.Хубиев).

  • Получила развитие разработка темы «Долговая экономика». С позиций системного подхода обосновано положение о том, что долговая проблема это особый глобально-экономический феномен XXI века, определяющий воспроизводственную структуру мировой и национальных экономик и специфику содержания современных финансовых кризисов и экономических циклов. (А.А.Пороховский, К.А.Хубиев). По этой теме разработаны и предполагаются спецкурсы, защищаются курсовые и дипломные работы, подготовлена кандидатская диссертация (А.Маркарян). На книку «Долговая проблема как феномен XXI века» опубликовано 12 отзывов и рецензий). [1]
  • Выявлена контрцикличность глобального экономического развития. Традиция «циклического паровоза», характерного для прошлого века, когда кризис в развитых странах увлекал за собой развивающиеся страны, сменилась контрцикличностью фаз кризиса в развитых и развивающихся странах. Установлена связь между специфическим содержанием современной долговой экономики, где развивающиеся страны выступают кредиторами развитых стран и контрциклическим характером движения национальной экономики. (К.А.Хубиев).

2. Аргументирована субординация экономических интересов в российской экономической модели в связи с внутренними и внешними вызовами. Показано, что неэффективное использование государственных ресурсов, а также реализация кредитно-денежной политики во многом обусловлены злоупотреблением частных интересов. (А.А.Пороховский).

3. Раскрыто влияние ИКТ на динамику производительности труда и структуру национальной экономики. Опираясь на анализ зарубежного опыта, показано, что ИКТ неравномерно воздействует на рост производительности в различных отраслях. При этом происходит изменение структуры занятости и квалификации работников, на что нет реакции в России. (А.А.Пороховский).

4. На основе результатов критического анализа опыта планирования в ХХ веке в ряде стран Европы и Азии, а также уроков экономики «реального социализма», обоснован вывод о целесообразности «перезагрузки» этого института. Результатом должно стать формирование адекватных для новой экономики механизмов планирования, интегрирующих прогнозирование, форсайты, селективное регулирование и др. в целостные программы экономического развития и задающих «вектора развития» для определенных ограниченных сфер остающейся в целом рыночной экономики. Новые институты планирования предполагают опору на сетевые формы организации субъекта и процесса планирования. (А.В.Бузгалин).

5. Раскрыты особенности современного кризиса экономики России. Показано, что указанный кризис вбирает в себя несколько составляющих: воспроизводственный циклический, трансформационный, структурный, модельный, внешнеэкономический кризисы. Выявлено, что он имеет преимущественно внутреннюю природу. Показано, что выход из имманентных "тисков" кризиса возможен только на путях осуществления глубокой модернизации экономики России. (В.М.Кульков).

6. Раскрыто понимание  национальной модели экономического роста. Проведена классификация национальных моделей роста по ряду критериев. Показана необходимость синхронизации спросовых и факторных моделей роста.  Привлечено внимание к неоиндустриальной модели роста. Раскрыта связь национальной модели роста и общей национальной модели экономики. Показана необходимость формирования в России новой, адекватной и эффективной модели экономического роста. (В.М.Кульков).

7. Обоснована необходимость расчета деагрегированных показателей экономического роста России на основе выделения четырех секторов национальной экономики: первичного (с/х, добывающие отрасли), вторичного (обрабатывающая промышленность и сопряженные услуги материального характера), третичного (трансакционные услуги торговли и финансов) и четвертичного (отрасли, формирующие человеческий капитал). Проведены расчеты темпов и структуры прироста по указанным секторам экономики России. Сделан вывод о существенном снижении темпов роста материального производства и сопряженных услуг и повышении доли трансакционных услуг накануне кризиса 2009 г., а также в 2012 - 2014 гг. (И.М.Теняков).

8. Систематизированы внешние и внутренние причины экономической стагнации, начавшейся в 2012 г. К внешним причинам относится повышение зависимости экономики России от мирового хозяйства, уязвимость перед внешними шоками, изменение ряда институциональных правил (например, в связи с вступлением России в ВТО в конце 2012 г.), «санкции» со стороны западных стран в 2014 г., геополитические риски в связи с событиями на Украине и Ближнем Востоке. Однако главные причины стагнации являются внутренними – исчерпание экстенсивных источников роста (труда и капитала), усугубляемые нерешенными противоречиями в сфере обновления основного капитала, сложившаяся институциональная среда, тормозящая переход к новой национальной модели экономического роста, а также проводимая экономическая политика, нацеленная на финансовую стабилизацию и борьбу с инфляцией в ущерб целям национального экономического развития и долгосрочного роста. Необходимо изменение приоритетов в проводимой экономической политике: переход к политике экономического роста и импортзамещения, способствующей становлению евразийского центра накопления капитала, являющегося самодостаточным для решения задач долгосрочного национального экономического развития. (И.М.Теняков).

9. Обоснована задача определения количественных границ и конкретных характеристик для России, в рамках которых фирмы  могут осуществлять расширенное воспроизводство, опираясь на капитал в значительной части в новой технологической форме. В настоящее время для западных стран уровень технологически отсталого оборудования составляет до 30%, в России до 70%.  

Отчасти для решения первой задачи необходимо вести анализ институциональных форм, под которыми скрываются отношения классического капитализма в модифицированном виде  и/или отношений планового хозяйствования в виде монополий различного типа и других форм неполной планомерности. (А.А.Деленян).

10. Сделан вывод о том, что российская экономика на рубеже 2015 года вступает в новую фазу развития, которая связана с исчерпанием действовавших до сих пор факторов роста. Даже высокие мировые цены на сырьевые товары российского экспорта в 2012-2013 годах не обеспечивали более приемлемые для страны темпы экономического развития. Очевидно, что наступающая в 2015 году рецессия в экономическом развитии страны связана с ограничениями сложившейся в предшествующий период  моделью российской экономики. Опубликованные в 2015 году работы  посвящены раскрытию тех глубинных ограничений, которые препятствуют нормальному развитию народного хозяйства России. (В.Г.Холодков).

11. Выявлена взаимосвязь теории экономической безопасности и теории национальной экономики. Проанализированы новые барьеры глобального экономического развития и характер их воздействия на хозяйственную систему России. Современный период мирового развития отличается нестабильностью, турбулентностью, связанной с переходом к новому технологическому укладу, противоречием между формированием новейших производительных сил и консервативными институтами. Отсюда рост различного рода угроз как для мировой экономики в целом, так и для России. Для нашей страны главная угроза – сохранение устаревшей и потому опасной экономической модели. Об этом свидетельствуют расчеты эффективности экономики путем использования основных показателей затрат сравнивались и результатов. Было выявлено, что в 2014 г. из 22 показателей в опасной зоне находились 19, включая темп роста ВВП и такой важный показатель как доля инновационной продукции организаций по видам экономической деятельности. В безопасной зоне находилось всего 3, причем все относились к финансовому блоку. Обосновано, что ведущее направление преодоления барьеров развития и минимизации угроз – формирование модели экономики национальной безопасности. Основной механизм функционирования такой модели - взаимодействие стратегического планирования и рынка. Цель направляющего воздействия плана – переход на тренд долгосрочного устойчивого развития на основе нового технологического уклада. Необходимо изменить структуру управления в безопасной модели экономики. Потребуется создание специального органа стратегического планирования и госкомитета научно-технологического развития. Это поможет форсировано провести инновационную индустриализацию как материальную основу повышения уровня защищенности национальных интересов РФ. Министерства и ведомства  должны отвечать за обеспечение определенного вида национальной (экономической) безопасности. (С.В.Кайманаков).

12. Продолжено исследование показателя уровня счастья несмотря на отсутствие долгосрочного влияния экономического роста на субъективную удовлетворенность жизнью, спады и подъемы в экономике страны вызывают соответствующие краткосрочные изменения в уровне счастья ее граждан. Для достижения антициклического эффекта в отношении уровня счастья экономическая политика в период замедления экономического роста должна быть направлена на стимулирование позитивного влияния на индивидов всего комплекса факторов, определяющих их субъективное благополучие. К их числу относятся: уровень дохода, наличие работы, стабильность цен, отсутствие высокого неравенства в распределении богатства, статус, участие в благотворительности и волонтерство, вовлеченность в жизнь общества, разнообразие возможностей для проведения досуга, достаточный уровень и качество общественных благ и т.п. (О.Н.Антипина).

13. На основе прочитанного курса «Финансовый капитал» показаны отличия ссудного капитала от финансового. Ссудный капитал превращается в финансовый капитал на олигополистическом уровне. В экономиксе финансовый капитал тождественен денежному. Но на практике на Западе издается много работ о концентрации денежного капитала в руках немногих финансистов. Дана сравнительная характеристика финансистов Х1Х в. ( бароны-разбойники) и ХХ1 в ( силиконовые султаны). Критически рассмотрена идея об исчезновении финансовых групп  в результате ужесточения анти-трестовского законодательства. (Г.Г.Чибриков).

14. Обоснована возрастающая роль корпоративной культуры в условиях ужесточения конкурентной борьбы. (Т.В.Гудкова).

15. На основе последовательного применения диалектического исследования получены следующие результаты:

  • доказано действие закона убывающей отдачи действует только в секторе добывающей промышленности, что исключает возможность в долговременном периоде развитие экономики сырьевой ориентации;
  • нефтегазовая  отрасль с обновленными основными фондами может выступить генератором технологического преобразования обрабатывающей промышленности. Для этого она должна быть переориентирована на поставки примерно 75% добываемых энергоносителей на внутренний рынок, при этом наращивая объемы отраслевого производства. Первоочередная задача, решаемая таким способом, заключается в росте конкурентоспособности продукции обрабатывающей промышленности, что создает эффект импортозамещения и экспорта готовой продукции. Возможность переориентации сырьевого сектора возникает посредством изменения экономической политики ценообразования на энергоносители: цены внутреннего рынка могут быть на уровне себестоимости и даже убыточными, т.е. на период модернизации – субсидируемыми. Эта мера стимулирует технический прогресс в обрабатывающем секторе промышленности и в сельском хозяйстве посредством снижения издержек, кроме того уничтожает основной источник инфляции в России и ослабления национальной валюты;
  • другим источником снижения издержек  всех отраслей реальной экономики, является энергетика. Здесь необходимы а) восстановление разрушенной реформой Единой Энергосистемы России, б) обновление основных фондов, г) ввод новых мощностей, что существенно снизит издержки всей производимой продукции;
  • разработаны предложения по формированию экономической политики как системной целостности. Её естественной целью является сохранение и умножение российского народа. Основной функцией, помимо обороноспособности, является обеспечение сбалансированного устойчивого развития единого воспроизводственного комплекса экономики и его конкурентоспособности, повышение качества жизни народа. Из этого вытекают важнейшие задачи экономической политики: а) определение общественных приоритетов страны в данном периоде; б) определение межотраслевых пропорций  единого воспроизводственного комплекса; в) определение межрегиональных пропорций, предусматривающих тенденцию выравнивания  экономического развития регионов; г) настройка методами бюджетной, кредитной политики и иными стимулами интересов частного сектора на достижение общенациональных приоритетов;
  • технологическое обновление и сбалансированное развитие предполагают обогащение инструментария экономической политики. Эффективными могут выступить, созданные советской практикой, а также проверенные  практикой некоторых развитых стран (Франция, Япония и др.) применительно к рыночным условиям, межотраслевой баланс и стратегическое планирование  различных форм. Стратегическое планирование на основе межотраслевого баланса может стать эффективным инструментом развития всех отраслей экономики, всех форм хозяйствования, включая частный бизнес в том случае, если это станет не просто дополнительным третьим блоком экономической политики, но её фундаментом. Это позволит достигнуть эффективности бюджетно-налоговых, кредитно-денежных мероприятий и согласования общественных приоритетов с интересами частного бизнеса. (Р.Т.Зяблюк)

[1] Российский экономический журнал, №2, 2015 г. Долговая проблема как феномен XXI века (из коллективной монографии кафедры политической экономии экономического факультета МГУ, выпущенной к 210-летнему кафедральному юбилею), с.116-127.

Вестник института экономики Российской академии наук, №3, 2015 г. Караваева И.В. Вклад ученых Московского университета в развитие современной экономической теории. Монография «Долговая проблема как феномен XXI века», с. 199-202.

Вестник Московского университета. Серия 6 Экономика, №3, 2015 г. Толкачев С.А., Цветкова Т.М. Глобализация или кризис долговой экономики (рецензия на монографию под ред. А.А.Пороховского «Долговая проблема как феномен XXI века», с.113-120.

Мир перемен, №2, 2015 г. Гайсин Р. Мир живет в долг, с. 179-183.

Журнал экономический теории, №1, 2015 г. Татаркин А.И., Попов Е.В. Экономическая теория долговой проблемы (о монографии «Долговая проблема как  феномен XXI века»), с.182-183.

США&Канада. Экономика, политика, культура, №4, 2015 г. Портной М.А. Рец. книги: Долговая проблема как  феномен XXI века: Монография под ред. А.А.Пороховского, с. 93-100.

Экономическое возрождение России, №4, 2014 г. Бодрунов С.Д. Долги и благосостояние: уроки финансовых кризисов (рецензия на монографию «Долговая проблема как феномен XXI века. Под ред. профессора А.А.Пороховского), с.177-179.

Вопросы экономики, №4, 2015 г. Леонова Т.Г. Долги наши тяжкие (О монографии «Долговая проблема как феномен XXI века»), с.152-159.

Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 5 Экономика. Выпуск 1, 2015 г.  Румянцев М.А. Рец. на книгу: Долговая проблема как феномен XXI века. Под ред. профессора А.А.Пороховского; Экономический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова. М.: МАКС Пресс, 2014, с. 133-136.

Теоретическая экономика. Научный электронный экономический журнал, №2(26), 2015 г. Гордеев В.А. Наше слово о теоретической экономии на конференции в МГУ им. М.В.Ломоносова 19.11.2014, с.25-35.

Экономист, №12, 2014 г. Благих И. Исследование долгового феномена XXI в. (Долговая проблема как феномен XXI века. Монография под ред. профессора А.А.Пороховского; Экономический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова. М.: МАКС Пресс, 2014), с.85-87.

Реформа. Международный ежеквартальный научный экономический журнал, №2, 2015 г. Манахова И.В., Кудайкулов. Долговое финансирование экономики: фактор кризиса или фактор роста? С. 65-70.

25 янв 2016